НашЫ в городе


Посреди улицы приоткрывается канализационный люк и из него высовывается изрядно потрепанный мужичок.
Он спрашивает проходящую мимо старушку:
- Бабка, наши в городе есть?
Бабка хитро улыбается и говорит:
- Есть, милок, тебе которые нужны? Вон они все обедают.
Мужик смотрит и видит: в летнем кафе за столиками сидят красноармейцы в буденновках, эсэсовцы, петлюровцы, махновцы, пара царских генералов, Чапаев с Петькой, Александр Невский с дружиной, и совсем не пойми кто с перьями на голове и красными лицами.
Мужик крестится и шепчет:
- Ох ё... похоже я улицей ошибся...
Бросает гранату и с грохотом закрывает люк.
Штирлиц, увидев гранату хватает её и забрасывает в окно дома - напротив. Взрыв!
Когда рассеивается дым, из окна страшно матерясь высовывается римский центурион и орет:
- Совсем охренели, не было в то время гранат, не было!
Будулай ухмыляясь в усы говорит:
- Цыгане тоже на мотоциклах не ездили и что? Заводит потрёпанный BMW и уезжает.
В это время на улице появляются изрядно поддатые Багга и Наган.
Наган крутит головой, ничего не понимает и открывает чемоданчик, в котором какие-то клавиши и большая красная кнопка:
- Щас я вам устрою третий Рим!
Багга:
- Да погоди ты, пиво будешь?
Наган:
- Буду!
Закрывает чемоданчик и жадно глотает живительную влагу.
Багга:
- Уфф, ты ещё за Америку не рассчитался!
Наган:
- Да пох Америка, я еще за лесопилку должен и за...
Снова приоткрывается люк, и мужик спрашивает:
- Это улица Блюменштрассе?
Багга и Наган хором:
- Нет, это улица Я́униела!
Сухоруков вытирает пивную пену и говорит:
- Вот уроды! Это флудилка, вашумашу! Слышь, Даздрагон, что за день сегодня такой, одни уроды и казлы!
Даздрагон:
- Да ладно тебе, скажи спасибо, что динозавры давно вымерли, только Папант и остался. Вон, в фонтане купается.
Мужик из люка:
- Пацаны, а возьмите меня во флудеры, а?
Наган, Багга и Даздрагон хором:
- Кляпы баны есть?
Мужик:
- Нет...
Багга пинает крышку люка и ругается:
- Понаехали тут!
Наган:
- Ой, ну фсё! Пошли ко мне, Ладка уехала на дачу с котами.
...
Из парадного высовывается Сскаин и жалобно блеет:
- Отберите кто нить клаву у Маршала, а то он щас и про меня напишет!
Сухоруков:
- Вот уроды!

Дракула на диете

"Он не боялся света, он просто его не любил..."




Алекс мчался по ночному городу зажимая рану на её плече.
- Только бы успеть, только бы успеть....
Когда он ворвался в приёмный покой ближайшей больницы, сразу закричал:
- Нужна кровь, много крови, группа первая!
Доктор в приемном покое начал спрашивать:
- Что случилось, кто эта девушка, где... кто вы... откуда вы знаете, какая кровь нужна?
Алекс закричал:
- Потом, сначала кровь, она потеряла её слишком много. В крови я очень хорошо разбираюсь, это моя профессия.
Доктор взглянул на рану, схватил телефон и быстро отдал распоряжения.
Вскоре девушку увезли в реанимацию.
Спустя некоторое время, молодой человек коротко рассказал доктору, что случилась, кто эта девушка и кто он ей.
Доктор внимательно слушал и записывал, но на лице его было написано недоверие.
- Несчастный случай, в ночном клубе? Так-так... Говорите упала декорация? Очень странная рана я вам скажу. Я давно работаю, но таких ран не видел.
Это скорее похоже на рваный укус собаки, или волка...
Вы знаете, я обязан позвонить в полицию. девушка в очень тяжелом положении, такая потеря крови...
Алекс проговорил:
- Звоните, делайте что угодно, только спасите её! Мне все равно, я отвечу на любые вопросы!
И едва слышно прошептал:
- Если они меня ...
Доктор переспросил:
- Что вы сказали, кто они?
- Это сейчас не важно!
Прошло примерно полтора часа. В приемный покой вышел врач реаниматолог.
Увидев молодого человека он сказал:
- Очень странный случай, мы не можем остановить кровь, она не сворачивается. А у нас запасы первой группы подходят к концу.
Срочно нужны доноры! Вы сможете организовать их поиск? Времени у вас до утра, а потом будет уже поздно.
Алекс подскочил и быстро ответил:
- Да у меня много знакомых с первой группой, я постараюсь успеть!



Они познакомились в ночном клубе. Вернее перед входом в клуб.
Попасть в него было не просто, так-как вход для посторонних был только по приглашению постоянных членов.

Слава у клуба была нехорошая.
Ходили слухи, что там творились странные дела, абсент, наркотики, дикие оргии в разноцветном тумане и под сумасшедший рев музыки.
Видимо это и привлекало молодых людей ищущих приключений на пятую точку.
А ещё поговаривали, что в там часто пропадали люди. Но слухи слухами, а многочисленные проверки ничего не находили.

Клуб открывался после заката, а закрывался перед рассветом.
Он так и назывался – «От Заката до Рассвета»
Алекс бывал в этом клубе практически каждый вечер и проводил в нём почти всю ночь.
Елену он заметил сразу. Она выделялась в группе девушек, стоящих недалеко от входа.
Очень красивая, но без яркой раскраски, одета со вкусом, но не в дико кричащие шмотки. А главное глаза – очень глубокие и темные как два бездонных колодца.
Алекс почувствовал, как что-то кольнуло его давно холодное сердце. Он подошел и спросил:
- Не пускают? А хочешь, я проведу тебя?
Елена смущенно улыбнулась, но глаза предательски полыхнули:
- Хочу… А, можно и моих подруг?
- Как тебя зовут, милое дитя?
- Елена и я уже не дитя, мне уже двадцать один, показать паспорт?
- Ну что ты, я пошутил! Но провести я могу только тебя, такое правило в клубе. Согласна?
Елена растерянно посмотрела на своих подружек, но тут же твердо ответила:
- Спасибо, я согласна, подружки простят меня, надеюсь. Извините, девочки!
Алекс взял девушку под руку и провел мимо суровой на вид охраны.
Елене показалось, что охранники почтительно склонили головы.
- Ого, да он кажется тут не просто постоянный гость…Вон как они поникли сразу.
В зале было как во многих ночных клубах, яркий переливающийся всеми цветами радуги свет. Достаточно громкая, но не оглушающая музыка. Звук был очень плотным, казалось он обволакивал каждый сантиметра зала.
Они сели за свободный столик в дальнем углу зала. Тут не так полыхали прожектора и можно было разговаривать, не надрывая связки.
Алекс вспомнил, что не представился:
- Извини, я не назвал своё имя. Зови меня Алекс, это не сокращение, так уж назвали при рождении. Мне около тридцати, и я постоянный обитатель этого заведения.
В ту первую ночь они просидели до самого утра. Разговаривали о музыке, фильмах, книгах, немного танцевали. Пили абсент, совсем немножко.
Алекс почти ничего не говорил о себе, он вскользь упомянул о работе, связанную с забором крови у доноров, что работает не полный день и поэтому успевает отоспаться. Но собеседник он был интересный. Казалось, что он знает все.
Елена рассказала, что она студентка филолог и в отличие от Алекса очень редко бывает на тусовках, так как времени свободного почти нет. Любит готическую музыку, не слишком тяжелую, увлекается фильмами и книгами про вампиров, оборотней и прочих мистических существ. Приехала из маленького провинциального городка, из родственников только тетя. Родители погибли в автокатастрофе, когда ей было 10 лет.
В ту первую ночь, Елена почти не ничего не разглядывала в зале. Алекс полностью завладел её вниманием. Ей очень понравилось, что он говорит на совершенно правильном русском, свободном от слов паразитов и, похоже, знает ещё несколько языков. В беседах он совершенно естественно и к месту вставлял фразы на английском, немецком и французском.
Уже под утро Алекс сделал её фото мобильником, куда-то ушел на пятнадцать минут и вернулся с пропуском для Елены.
- Вот, пропуск для тебя, внизу мой телефон. Приходи в любой день и сразу набирай мой номер. Я встречу.
Он посадил её в такси, сунул водителю деньги и сказал, чтобы тот вез девушку аккуратно и до самых дверей.
Они встречались несколько раз, чаще всего в выходные. Между ними установились очень теплые отношения. Елене нравился молодой мужчина, что-то в нем было такое необъяснимое. Мудрость не по годам и спокойная уверенность.
Постепенно она привыкла к этому клубу, и уже не удивлялась своеобразному стилю, необычным напиткам и главное, не совсем обычным посетителям. Она уже безошибочно выделяла в толпе постоянных членов клуба и их гостей. Что-то было в завсегдатаях такое аристократическое, да и одеты они были строже. Красивые платья у женщин, и очень дорогие, как ей показалось, старинные украшения.
Елена понимала, что нравится Алексу, но что-то тревожило её. Почему только тут, почему он ни разу сам не проводил её домой, до съемной квартиры, только садил в такси и платил водителю. Никакого продолжения…

В этот злополучный вечер, Алекс, как обычно встретил её у входа, проводил в зал и когда они сели за столик, легонько прикоснулся губами к её щеке. Они уже несколько раз целовались при встрече и прощаясь под утро. Поцелуи скорее дружеские, шутливые.
Но в этот раз Елена заметила странную гримасу на лице Алекса…
Она хотела было спросить, что случилось, чем он озабочен, но сдержала себя.
Они посидели совсем немного, как вдруг, Алекс предложил провести вечер в другом месте.
Она не возражала, просто кивнула согласно головой.
Мужчина встал и сказал:
- Посиди немного, я сейчас вызову машину. Никуда не уходи, пожалуйста.
Алекс вышел. Елена сидела одна, как вдруг к ней подошел совсем молодой человек и предложил потанцевать.
Девушке показались странными его глаза. В них было что-то первобытно дикое и голодное. И вообще он был очень возбужден.
Она вежливо отказала, объяснив, что сейчас вернется её друг и они покинут клуб.
Но молодой человек не уходил, он продолжал настаивать и даже подошел сзади, чтобы отодвинуть стул, но внезапно наклонился и прижался к плечу.
Девушка почувствовала легкий укол и попыталась встать, но не смогла. Что случилось с глазами, все вокруг поплыло, и она отключилась.
Вернулся Алекс и увидев склонившегося над Еленой зеленого юнца сильно оттолкнул его, а потом нанес страшный удар в голову. Молодой человек отлетел, снося столики и стулья.
- Ублюдок, как ты посмел, это моя подруга! Совсем потерял голову? Ты покойник!
И тут Алекс заметил на плече девушки страшную рану вместо обычно малозаметных точек. Когда он ударил одуревшего и неуправляемого вампира, тот клыками распорол нежное плечо.
Кровь била фонтаном пульсируя с каждым ударом сердца.

Алекс мчался по ночному городу зажимая рану на её плече.
- Только бы успеть, только бы успеть....
Почему я сразу не понял, что у неё «эти дни», не прощу себе никогда. Она же совсем ещё ребенок, девственна как агнец божий…



Перед рассветом, Алекс появился в приёмном покое держа в руках коробку пластиковых упаковок с кровью нужной группы.
- Проверять не нужно, я работаю в «Центре крови» и все уже сделал.
Он показал своё удостоверение.
Доктор посмотрел на упаковки, все указано правильно, время забора, подпись.
Ему показалось, что упаковки ещё теплые.
Прошли томительные часы ожидания.
Наконец вышел доктор реаниматолог и сказал:
- Увы, мы бессильны. Нам удалось остановить кровь, да и запас теперь достаточный, но она угасает. Ничего не понимаем…
Алекс понял, что осталось только одно, последнее средство.
Он отстранил доктора и почти бегом направился в отделение реанимации.
Доктор попытался его остановить:
- Туда нельзя, вы ничем не сможете помочь, остановитесь!
Алекс только отмахнулся:
- Ваша человеческая медицина никуда не годится, нужно было все сделать самому и…
Доктор не смог его догнать на лестничных пролетах.
Алекс влетел в операционную, вытолкал медсестру и заклинил двери металлическим штативом для капельницы.
В двери стучали, кто-то громко крикнул:
- Вызовите охрану, этот сумасшедший заперся в операционной!
Когда здоровый охранник вышиб плечом двери, доктора увидели, что внутри никого нет.
Окно было открыто настежь. Исчезла пациентка, исчез мужчина и упаковки с кровью.
Их даже не успели убрать в специальный холодильник.
Врачи растерянно смотрели вниз, третий этаж…
Внизу не было никаких следов.
Вызвали полицию.


Продолжение следует.
https://marshall-eag.livejournal.com/85891.html

Дракула на диете (продолжение)





"Он не боялся света, он просто его не любил..."


Елена очнулась через неделю.
Она ничего не помнила, да и не могла помнить с момента, как Алекс вышел вызывать машину.
Постепенно зрение восстановилось.
Она увидела, что лежит в старинной кровати, заботливо укрытая теплым одеялом. Только в левая рука была не прикрыта. В неё была воткнута игла и из капельницы медленно капала кровь.
Девушка осторожно повернула голову и осмотрелась. Большой зал увешанный старинными картинами, на стенах светильники явно не из бронзы. Лампочки были электрические, но создавалось впечатление, что горят свечи. И вообще вся обстановка в зале напоминала иллюстрации и кадры из её любимых книг и фильмов.
Внезапно Елена поняла, что-то изменилось в её чувствах. Зрение стало острее, краски ярче, запахи приобрели пряную окраску, слух обострился, казалось она слышала то, что невозможно услышать. Постепенно она совладала со своими органами чувств и научилась фокусировать их как зрение.
У плотно занавешенного окна, она увидела Алекса. Он дремал в большом кресле.
Елена позвала:
- Алекс, я …
Голос изменился, он вроде был похож на её прежний, но стал более мягким, исчезли детские призвуки, появилась женская чувственная глубина.
- Алекс, я кажется пришла в себя, но ничего не понимаю. Где я, что я, что со мной случилось... Почему капельница? Все так странно изменилось…
Алекс очнулся от полудремы. Встал и подошел к кровати.
- Всё хорошо, моя девочка. Ты в полном порядке. Пройдет еще немного времени и тебе можно будет вставать. Не торопи события, я тебе всё подробно расскажу.


Прошла еще неделя.
Елена окончательно выздоровела, если можно так назвать её нынешнее состояние.
Она вспомнила всё, до последнего мгновения, голодные и дикие глаза молодого парня, легкий укол в плечо. И кажется она поняла все, что с ней случилось.
И вот настал момент, когда Алекс решился рассказать все.
Начал он издалека.
- Очень давно по человеческим меркам, я был обыкновенным, как и все люди.
Но я потомок древнего рода, ведущего начало от печально известного графа Дракулы.
Много о нём написано неправды, но некоторая доля истины в описаниях есть.
Нет-нет, у вампиров не рождались дети, это было невозможно по определенным причинам. Детей будущие вампиры рожали еще до инициализации. А потом уже, когда дети подрастали, проходили эту непростую процедуру. И так из поколения в поколение.
Я прошел инициализацию, когда мне исполнилось двадцать пять, более ста пятидесяти лет назад.
Как видишь, я не сильно состарился внешне и выгляжу как тридцатилетний мужчина.
Алекс улыбнулся и продолжил:
- Теперь и ты очень долго будешь молоденькой девушкой.
Случайных в нашей большой семье почти не бывает. Ты редкое исключение. Достаточно взрослые вампиры имеют право на одну-две инициализации. Время беспощадно даже к нам, хоть мы и живем очень долго. И приходится восполнять естественные потери.
Этот молодой ублюдок, стал вампиром по ошибке. Мы выяснили, кто он и как стал таким.
Его уже «вылечили» и прах развеяли на Москвой, чтобы другим неповадно было.
В клубах категорически запрещено прикасаться к гостям, имеющим пропуск как у тебя.
А со случайными гостями, можно немножко поиграть, слегка уколоть и выпить буквально несколько капель для поднятия тонуса.
«Жертва», обычно даже и не замечает укуса, так кратковременное касание не более. А если ещё и выпьет перед этим спиртного, то и вообще ничего не заметит.
Через час уже и следов не остаётся, а легкие пятна на одежде, можно списать на что угодно.
Когда мы прокалываем кожу, выделяется особое вещество. Которое обезболивает и не дает сворачиваться крови.  Если бы этот урод только коснулся, но он пил, и я это видел по его диким глазам и по тому, что ты потеряла сознание. Жать только, что не учел одного, когда ударил его. Клыки были слишком глубоко погружены и поэтому рана получилась такая ужасная. Поэтому и доктора ничего не могли понять. У меня не оставалось выбора, я накачал тебя кровью и провел инициализацию. Но оставлять тебя в больнице было нельзя. С тобой происходили метаморфозы, которые привлекли бы внимание докторов, а затем и пристальное внимание спецслужб. В серьезных организациях знают о нашем существовании, конечно, это нигде не афишируется, иногда они обращаются к нам за небольшими услугами. Но такие проколы, как с тобой, ничем хорошим не заканчиваются. Тебе бы просто помогли умереть, а с докторами провели очень серьезную беседу, а то и вовсе изолировали бы. Одно дело слухи, рассказы в книгах и фильмах, а другое превращение обычного человека в вампира на глазах у специалистов. Когда прибывшая по вызову полиция ничего не нашла, информация прошла в соответствующие службы и спецы просто «закрыли» это дело. У них есть для этого различные средства. И поэтому никто ничего «не видел». В записях ничего нет, и никто не заметил мужчину выпрыгнувшего из окна третьего этажа с девушкой на руках. А на улицах большого города вообще никому нет дела, кто куда бежит и почему. Правда бежал я с такой скоростью, что большинство людей видели мелькнувшую тень.
Казалось, Алекс предугадывает немые вопросы Елены. Он продолжил свой рассказ.
- Нет, мы уже не сгораем на солнце. Мы и раньше не сгорали, но несколько часов под палящими лучами заканчивались смертельными ожогами.
У нас есть своя, особенная медицина, и свои светлые умы. Сейчас разработаны особые «прививки», которые позволяют жить в дневном свете.
Конечно, мы не загораем на пляжах, ничем приятным это не закончится, да и загара не будет, но болезненные пятна гарантированы. У обычных людей, кстати, тоже бывает непереносимость прямых солнечных лучей.
Наши эскулапы разработали хорошие защитные кремы от солнечных ожогов. Кое-что из их разработок продаётся и для обычных людей. Это наш легальный бизнес. Нам, увы, тоже нужны деньги, мы живем в мире людей, где все продается и покупается.
Теперь есть и легкие летние ткани, надежно защищающие от ультрафиолета.
Да и купальники, которые наоборот не препятствуют загару, тоже наши разработки.
Можно сказать, это побочный результат исследований.
Вернемся к похищению. Сначала я унес тебя в свою квартиру, оттуда позвонил друзьям, а они уже организовали перелет на частном самолёте. Все было чисто, скорая к трапу самолета, короткое объяснение со аэропортовскими службами, что срочно нужно доставить пациентку в клинику Лондона. Никаких дополнительных бумаг обычно не требуется. У нас у всех международные документы, а у больных, которым требуется срочная медицинская помощь, вообще ничего не спрашивают.  Со спецслужбами и пограничным контролем тоже существует договоренность. Мы летаем и перевозим свои грузы по тем же каналам, что и дипломаты с разведками.
Елена перебила Алекса:
- Так мы сейчас в Лондоне? То-то мне показалось, где-то внизу, говорят на английском.
Алекс с улыбкой ответил:
Нет, мы только приземлились в Хитроу, но сейчас мы в моём доме убежище.
А голоса, это муж и жена, преданные нашей семье люди. Они даже не слуги, они давно уже живут в этом доме, который, по документам числится как их частная собственность.
Но когда я появляюсь тут, они принимают как старого доброго друга.
Елена спросила:
- А почему ты жил в Москве, да ещё и работал?
Алекс ответил и на этот вопрос:
- Понимаешь, нам все же нужна живая человеческая кровь. Иногда для таких случаев, как с тобой, иногда и для помощи вампирам, попавшим в серьезные переделки. Мы уже почти не питаемся человеческой кровью, она нужна лишь вначале. После инициализации. Потом переходим на искусственную, или на кровь животных и птиц. Она даже вкуснее, ты скоро оценишь это. Ну и ещё, мы помогаем людям при заборе крови, безошибочно определяя группу крови и отсеиваем недобросовестных доноров больных различными болезнями, такими как спид, гепатит, и прочими. Плату же берем живой кровью в небольших количествах.
Елена покосилась на пластиковую упаковку с кровью висящую на штативе и спросила:
А ты не хочешь сейчас настоящей крови? Я уничтожаю все твои запасы…
Алекс засмеялся:
- Нет, я пока побуду Дракулой на диете. Да-да, очень смешно, но мне это никак не повредит.
Затем он продолжил рассказ:
- Почему именно Москва, тут все просто. В девяностые годы у вас творился такой беспредел, стрельба на улицах, бандитские разборки, кровь можно было собирать и без всяких центров.
Нужно было оказаться в нужном месте и в нужное время. Взрослые вампиры хорошо чувствуют ту незаметную простым смертным грань, между жизнью и смертью. И когда человеку уже ничем нельзя помочь, мы просто облегчали страдания и заодно брали немного крови, так, чтобы это не заметили доктора. Ну кто будет считать, сколько литров крови осталось у погибшего от пули, а сколько вытекло и впиталось в землю?
А убийство ради пропитания, у нас давно под запретом. Наказание одно – смерть.
Диких, неучтенных вампиров и таких как тот в клубе, мы убираем сами. Нам не нужна война, которую мы не сможем выиграть. Слишком неравны силы.
Ну вот. Я и рассказал тебе коротко, что ты, где ты и что с тобой.
Еще некоторое время я буду подкармливать живой кровью, делать необходимые «прививки» и можно будет выходить в свет. Тут тоже есть заведения для таких как мы. Купим тебе подобающую одежду на все случаи, я научу тебя водить автомобиль, с языками у тебя не будет никаких проблем. Я заметил, когда в беседах, по обыкновению, пересыпал речь фразами на английском, немецком и французском, ты даже не моргнула, а воспринимала это как само собой разумеющееся.
Все только начинается. Впереди у нас долгая и интересная жизнь, полная приключений, развлечений и некоторых необременительных обязанностей. Ты увидишь весь мир и заодно покажешь себя. Ты сможешь изучить все науки. Которые только пожелаешь.
Елена повторила за Алексом:
- Покажешь себя… А можно мне посмотреть на себя. А то…
Алекс рассмеялся:
- Боишься увидеть в зеркале пустоту или страшную уродину? Все это сказки, ты из живой плоти и крови. Смотри!
Алекс поднёс ей красивое старинное зеркало. Елена жадно впилась глазами в отражение.
На неё огромными глазами смотрела она сама, такая похожая и в тоже время другая.
Какая-то дикая красота появилась, почти неуловимо, но она стала более женственной, хотя возраст на первый взгляд не прибавился.
Алекс шутливо сказал:
- Ну и как она тебе? Не стала страшной и ужасной? Кстати, это зеркало сделано с покрытием из чистейшего серебра. Не бойся. Серебро не причинит тебе вреда.
Елена вернула зеркало и спросила:
- Почему ты выбрал меня, а не одну из моих подружек?
Алекс немного замялся и смущенно сказал:
- Ты видела сейчас причину в зеркале. Такой я увидел тебя сразу и ещё, твои глаза…
Я утонул в них. Да-да, мы тоже влюбляемся.
Елена смущенно улыбнулась, в уголках глаз появились маленькие капельки слез…
- Я дурочка, честное слово. Я полная дура, я даже не надеялась…
Ты обращался со мной как с ребенком, даже намека не давал на какое-то продолжение отношений вне клуба… теперь я понимаю, конечно, причину… извини, я…
Алекс обнял её и поцелуем в губы прервал взволнованную речь.
- Все хорошо, моя дорогая, все хорошо. Все ещё впереди, а теперь тебе нужно успокоиться и отдохнуть.
Он чуть-чуть прикусил свою губу и ещё раз поцеловал девушку.
Елена почувствовала, как как на секунду, вдруг, увеличились четыре зуба.
- Дракула, я Дракула…
Скоро она уснула с улыбкой на губах.


Прошло ещё немного времени, Елена освоилась, привыкла к новым ощущениям, научилась управлять изменившимся телом. Несколько раз, во время любовных игр она слегка кусала Алекса в плечо, он шутливо отвечал тем же.
Он говорил ей:
- Теперь ты знаешь вкус моей крови, а я твоей.
Они вместе выбирались в город, подбирали наряды для Елены, покупали дорогие украшения, как правило очень старинные. Только золото, носить серебро у вампиров, считалось дурным тоном. Хоть давно уже прошли времена, когда серебряные стрелы или пули могли причинить вред, но старых вампиров раздражал один только вид этого металла.
И вот наступил день выхода в «свет»
Поздним вечером, они подъехали к клубу на окраине Лондона

Елена прочла вывеску:
- From Dusk Till Dawn… Хмм, девушка на вывеске явно вампирка. Что, вот так открыто?
Алекс засмеялся и ответил:
- Все же знают, что вампиров не существует. Вывеска как опознавательный знак для посвященных и одновременно «пугалка» для случайных посетителей.
Хоть церберы на входе никого не пропустят, так спокойное.
Елена кивнула.
Они вышли из машины, Алекс кивнул открывшему двери лимузина парковщику, отдал ключи и купюру.
Парковщик почтительно склонился.
Охранники на входе безмолвно пропустили из в зал.
Елене больше не нужен был пропуск. Все читалось на её лице и в бесконечной глубине глаз.
Внутри был обычный зал, такая же плотная маскирующая музыка, достаточно яркие фонари, не ослепляющие только вдоль стен, где были столики с посетителями.
Когда они сели за свободный столик и Алекс заказал напитки, Елена осмелилась спросить:
- А тут есть гости, с которыми можно поиграть?
Алекс ответил:
- Да, также, как и в Московском клубе. И ещё, не забывай правила клуба.
Немного выпив, Елена встала и подошла к барной стойке, у которой сидел гость, явно забытый пригласившим его постоянным посетителем. Молодой человек был слегка опьянен, в глазах его была какая-то туманная дымка.
Елена тронула его за плечо и когда он оглянулся, пригласила потанцевать.
Уже на средине зала, она прижалась к плечу парня, одуревшему от внимания такой красавицы, и слегка прикусила. Молодой человек ничего не заметил, только крепче прижал её за талию. Елена стрельнула глазами в сторону столика, за которым сидел Алекс.
Дракула слегка приподнял ладонь, и негромко проговорил:
– Не увлекайся, помни о правилах.
Елена прочла по губам, спрятала острые клычки и осторожно освободилась от объятий.
Она провела языком по губам, и внезапно испытала дикое первобытное наслаждение.
Оно было настолько сильным, что у неё закружилась голова.
Молодой человек заметил, что девушка покачнулась, поддержал её за локоть и негромко сказал:
- Все хорошо, вы были очень аккуратны, я почти не заметил.
Елена удивленно посмотрела на внезапно протрезвевшего парня, а тот договорил:
- Да-да, я все знаю. Я тут уже давно в качестве гостя и мне это нравится. Я надеюсь, что когда-нибудь стану избранным. Может быть…
Он проводил Елену к столику, слегка поклонился и вернулся к барной стойке.
Алекс с интересом смотрел на девушку:
- Ну и как ощущения после первой охоты?
Елена дрожащим голосом пробормотала:
- Это невозможно описать словами. Что-то первородное пронзило все мои нервные окончания, казалось кровь в венах закипела… теперь я понимаю…
Алекс ответил:
- Да, ощущения непередаваемые. Ничего подобного мы не испытываем, когда просто пьём кровь из бокала.
Елена отпила из бокала немного вина, встала, наклонилась к Алексу и впилась в его губы страстным поцелуем.
Затем прошептала ему на ухо:
- Милый, поехали домой, я хочу….
Она не договорила, но Алекс все понял.
- Да, моя дорогая, едем. Поздравляю тебя с почином.
Где-то на половине пути, Елена попросила остановить машину.
Алекс прижал автомобиль к обочине и заглушил двигатель.

Через пол часа, рядом остановилась полицейская машина. Коп вышел и постучал в слегка тонированное стекло. Он наклонился и посветил фонариком, пытаясь разглядеть, что в салоне.
Алекс опустил стекло и сказал:
- Все в порядке, офицер, мы просто немного отдохнули. Спасибо, что побеспокоились.
Тут же в окно выглянула Елена и произнесла что-то невразумительное.
Полицейскому показалось, что он услышал рык львицы, которая только что…
А ещё он увидел совершенно дикие глаза кошки…
Испуганно отпрянув, он пробормотал:
- Извините!
Почти бегом он вернулся к своей машине, хлопнул дверцей и поспешно ретировался, зачем-то включив мигалки и сирену.
Алекс и Елена расхохотались.
Девушка шумно выдохнула и сказала:
- А теперь домой, я хочу продолжения, до самого рассвета…  а может и до заката. Мне тут тесно!

Дракула на диете Продолжение Крови много не бывает


Часть первая – Ночной звонок.


Этой ночью Елена плохо спала.
Снились какие-то отрывки, что-то из прошлой жизни. Она просыпалась, слушала монотонный шум дождя за окном и снова засыпала.
Уже под утро приснилась тётя, испуганная, что-то взволнованно рассказывающая своей соседке.
В мозг пронзительной электродрелью впивалось – бззз, бззз, бззз.
Елена проснулась. Телефон лежащий рядом на тумбочке светился и буравил старинное дерево – бззз, бззз…
Звонила тётя, Анна Сергеевна.
********
Спустя полгода после поспешного отъезда, Елену загрызла совесть. Она очень переживала, что тётя наверняка потеряла её и пытается найти.
Она уговорила Алекса, разрешить хоть изредка звонить тёте. Алекс неохотно согласился, но предупредил – без подробностей.
Елена позвонила…
Выслушав, что тётя о ней думает, как она там вся извелась, как искала, а в ответ глухая стена – никто и ничего не знает.
Лена, не говоря всей правды, но и не солгав, рассказала, что встретила молодого человека, что любит его и живет в Англии. Просила прощения на всех известных ей и тёте языках, краснела, запиналась, но в конце концов убедила её, что все хорошо, что это внезапная любовь, что потеряла голову и совсем-совсем потеряла счет времени.
Анна Сергеевна, хоть и знала Лену как домоседку, поверила. Дело молодое, ветер в голове, гормоны и прочее, прочее, прочее. Тётя и сама была еще молода, разменяла какие-то сорок пять и, порой, краснела, когда на неё слишком откровенно смотрели старшеклассники и коллеги учителя. А смотреть было на что. Умное и красивое лицо, хорошая фигура.
********
Елена нажала кнопку на телефоне:
- Тёть Ань, что случилось, почему так рано?
Тётя извинилась за столь ранний звонок и сбивчиво начала рассказывать:
- Лена, происходит что-то непонятное. Несколько дней назад, я заметила странные следы в палисаднике.
Судя по размеру, мужские, но это не всё.  Еще на земле отчетливо видны следы какого-то крупного животного, может собаки, может волка, но уж больно они большие.
Я сначала подумала, может кто-то пьяный заблудился с псиной, походил, да и ушел. Но на следующее утро появились свежие следы…
Я позвонила участковому, Михалычу. Он пришел, все внимательно осмотрел, нашел клок шерсти, остро пахнущий псиной, почесал затылок и сказал:
- Сергеевна, может у тебя завелся тайный поклонник и он в томлении душевном околачивается по ночам под окнами? Не замечала ничего странного со стороны мужского пола? Может это твои ученики шалят?
Я ответила ему:
- Да бог с тобой, Михалыч, я, конечно не фифа какая неприступная, но и поводов никому не давала и глазки не строила!
Михалыч улыбнулся:
- А чего, ты женщина вся из себя, видная, не будь я женат, я бы…
Обошел соседей – никто ничего не видел и не слышал, даже собаки соседские не лаяли.
Успокоил он меня, да и ушёл.
 А сегодня ночью, я не могла уснуть и услышала странное бормотание, сопение и почувствовала резкий запах псины. Я испугалась и включила свет. Тут же послышался топот, потом треск забора и всё стихло.
Гасить свет в спальне не стала, вышла в прихожую, проверила замок, задвинула засов, в окнах, слава богу, муж, который объелся груш, вставил между рамами прочные решётки, присела на пуфик и немного успокоившись набрала тебя…
Даже и не знаю, что думать и что делать…
Елена начала успокаивать тётю:
- Тётя, милая, родная, ты успокойся, запирай на ночь все и даже форточки. Я постараюсь скоро приехать. Позвоню Алексу, он сейчас в Москве, поможет быстрее долететь и, может сам подъедет. Жди и звони в любое время!
Тётя ответила:
- Хорошо, прокрадусь на кухню, там у меня немного коньяка с праздников осталось, приму пару капель для храбрости и попытаюсь уснуть. Спасибо тебе, я буду ждать!
Уже светало.
.
.
.
.
Часть вторая – Тётя.
Елена попросила водителя остановиться за двести метров от тётиного дома и сказала, чтобы он развернулся и ехал в обратную сторону, так как улица тупиковая.
Глянула на телефон, время два часа ночи, значит местное четыре. Скоро рассвет.
Она подходила очень тихо, стараясь не выдать себя. Все чувства обострились, глаза, казалось, видели, как рентген.
Вот и дом.
Под кустом малины лениво почесывался большой пёс. Обычный пёс, каких много. Помесь бульдога с носорогом. Он уже почуял девушку (Девушку ли?), но виду не подавал, только шерсть на загривке вздыбилась и глаза в свете тусклого фонаря недобро блеснули.
Человека нигде не видно, притаился?
Не спуская глаз с собаки, Елена отворила калитку. Пёс глухо зарычал.
- Тебе лучше помолчать, пёсик.
Когда собака коротко взвизгнув отлетела к забору и затихла, до неё дошло, что действительно, лучше было промолчать, а не бросаться на разъярённую львицу в чужом дворе…
Тихо… влажные ночные запахи, едва слышное зудение комаров и никого.
В окнах темно. Скрипнула входная дверь, приоткрылась и снова закрылась.
- А вот это уже плохо. Тётя должна была законопатить все щели и уж точно не бросать открытыми двери.
Рядом с дверями блеснула полоска металла – тонкий длинный нож.
Елена схватила его и на ходу освободившись от сумки ворвалась в дом.
Прихожая – чисто, зал – чисто, спальня!
Над кроватью Анны Сергеевны согнувшись стоял человек. Сильный запах эфира ударил в нос.
Неотвратимой молнией с грацией кошки, Елена бросилась на него. Губы разжались прорезавшимися клыками.
Человек начал поворачивать голову, но он опоздал.
Несколько ударов ножом в шею ножом, и он начал оседать.
Елена рванула его за плечо. Спортивный костюм начал раздуваться, черты лица стремительно менялись, ноги с хрустом выгибались в обратную сторону…
- Волкулак!
Вампирка вонзила клыки в шею, с отвращением выплюнула большой кусок уже не человеческой плоти.
- Зря ты сюда пришел, волчок!
Хрустнул позвоночник и голова, развернувшись на сто восемьдесят градусов безжизненно повисла, глядя безумными глазами себе на спину.
Дело сделано. Через несколько секунд очертания вернулись к человеческим и растянутый и распоротый по швам костюм опал как парашют.
- Готов. Теперь тётя!
На лице лежала ткань, пропитанная эфиром.
Елена отбросила её.
Тетя, милая тётя! Она спала ни о чем не подозревая.
- Как хорошо, что она этого не видела.
Так, пульс в норме, дыхание ровное – спит.
Елена выдохнула. Пнув безжизненное тело оборотня, она взяла его за ногу и выволокла на крыльцо. Собака лежала неподвижно. Все тихо. Ни собаки не лают, ни комары не кусают.
Набрала Алекса. Коротко рассказала, что произошло.
Алекс выругался на незнакомом языке.
- Я буду через два часа, убери трупы в сарай, или куда там можно.
Солнце уже показало свои розовые лучи над крышами домов.
Елена убрала незваных гостей в пристройку, распахнула окна в доме и найдя на кухне тётины сигареты закурила.
Она не курила, но сейчас была готова втянуть одной затяжкой гаванскую сигару, или выпить бутылку водки из горлышка, чтобы унять дрожь в коленях. Все же она еще человек...
Может быть, лет через сто…
Она так и уснула сидя на крыльце.
Зашуршали шины по гравию возле ворот и завибрировал телефон.
Алекс!
Лена ответила и пошла встречать.
Он приехал не один, за рулем сидел молодой … вампир. Елена уже безошибочно определяла «своих».
Машину загнали во двор, чтобы не привлекать внимание соседей, быстро погрузили в багажник безжизненные тела и водитель уехал, чтобы спрятать «улики».
Неподалеку за городом на реке был омут, из которого ничего не всплывало. Вот туда и решили пристроить не званных гостей. Если и найдут останки, то не сразу, так как купальный сезон закончился, а время и речная живность уничтожат все следы. Обычное дело, нетрезвый нырнул, свернул шею, а верная собака утонула, пытаясь спасти хозяина.
Пока молодой помощник занимался «утилизацией», Лена и Алекс тщательно убрали все следы, проветрили комнату и обговорили дальнейшее поведение. Тёте придется кое-что рассказать.
Через полтора часа вернулся молодой вампир.
Алекс представил его Елене
- Влад, он из нашей московской конторы.
Влад на обратном пути заскочил в магазины, прикупил покушать и закуски к «чаю».
Не каждый же день племянница приезжает из самого Лондона, да ещё и со своим молодым человеком.
Тётю решили пока не будить, пусть отоспится и пройдет эфирный угар.
Устроились на кухне, перекусили, немного сбросили напряжение и усталость бессонной ночи.
Тётя, проснулась, когда уже во все голоса пели птицы, солнце было высоко, а на кухне кто-то разговаривал.
- Леночка приехала, и судя по голосам не одна! Как это я проспала все, странно…
Анна Сергеевна мышкой скользнула в ванную, быстренько привела себя в божий вид и явилась гостям в дверном проеме напустив на себя нарочито грозный вид:
- Так, пьянствуете, а тётю, значит решили не будить и все слопать? Лена иди сюда, дай я на тебя посмотрю, а заодно и отшлепаю за все прошлые и будущие грехи!
Ой, да ты прямо совсем взрослая женщина, хоть и малявка, а глаза то какие, утонуть можно!
Через несколько минут, вволю нацеловавшись и измазав племянницу слезами радости, тетя обернулась к молодым людям.
- Так, вот теперь пора, выпить рюмочку коньяка и познакомиться!
Познакомились, раскланялись, присели за стол.
Анна Сергеевна выпила рюмку коньяка, закурила, сделала глубокую затяжку, выдохнула и сказала:
- А теперь рассказывайте, всё рассказывайте. Я хоть и не старая, но опытная учительша и Вас, молодых проказников вижу насквозь!
Признавайтесь, что, где, когда и как! Почему не разбудили, почему открыты все окна, почему… как вошли, ведь двери были заперты.
Лена и Алекс переглянулись.
 - Алекс, давай ты первый. Тётя, налей себе еще рюмку, рассказ будет длинный и очень «интересный» и да, пожалуйста, крепче держись за стол и не падай в обморок.
-  Хорошо, я постараюсь…
Через пару часов, когда был допит коньяк, выкурены все сигареты, когда Елена, Алекс и Влад выложили всё как на духу, старший вампир поставил точку:
- Я тут прозондировал все волны эфира, подергал себя за все нервные окончания и пришел к выводу, что наш волчок тут не один и все это не случайно. Нужно найти этот выводок и устроить веселье сегодня же ночью, а потом…
Алекс посмотрел на Анну Сергеевну:
- А потом, милая тётя, Вам нужно будет быстренько собраться и покинуть этот «тихий» городок.
Все тонкости отъезда я беру на себя.
Анна Сергеевна, мужественно выслушавшая всё, бледневшая и жадно затягивающаяся сигаретным дымом, сдерживая мозг от взрыва коньяком ответила:
 - Видимо, Вы правы, Алекс. Наверное, на какое-то время мне лучше уехать в гости к племяннице, а там будет видно. Мне же необязательно становиться такой как вы? А... у вас там нет на примете мужчины сорока-пятидесяти лет, для бесед на интеллектуальные темы?
Нет, нет, я не пьяна, удивительно, но стресс подействовал на этот старый коньяк не самым лучшим образом. Это я шучу, вы понимаете, не каждое утро такие откровения. И еще, по описанию Леночки, я поняла, что это был наш учитель физкультуры. Нет, он не приставал с вопросами, не пытался как-то ближе познакомиться, что странно само по себе, ибо я девушка ещё хоть куда, вон Михалыч, как увидит меня, начинает неровно дышать…
Анна Сергеевна грустно улыбнулась:
- А этот несчастный смотрел на меня как-то странно, теперь я понимаю, как хищник на жертву. Было что-то неприятное в этих взглядах.
Его же будут искать, а также разговоры в женском коллективе, мне сложно будет делать вид, что я не имею понятия и как все удивлена исчезновением.
Я согласна, поеду с вами в ваш этот Лондон, благо проблем с языком у меня не будет. Охмурю какого-нибудь садовника и… Ой, ну всё!
Тетя засмеялась.
- Выбора у меня всё равно нет, гори оно всё синим пламенем, пущусь во все тяжкие!

На этом трудный разговор закончился.
 Алекс оставил Лену с Анной Сергеевной, собрать самое необходимое и памятное, а также переговорить с соседкой, присмотреть за домом на время поездки в гости к племяннице.
А сам с Владом поехал на разведку.
Анна Сергеевна к вечеру все сделала, переговорила с соседкой, даже Михалычу коротко рассказала, чтобы не поднял панику.
Вечерело.
Алекс и Влад вернулись, явно удовлетворенные результатами вылазки.
Впереди была ночь.
Ночь, которая обещала быть очень насыщенной и скорее всего не без крови.
Диета закончилась.

Конец.

(no subject)

Он спросил ее, листая
Долгий день календаря
- А когда весна, родная?
- Сразу после февраля…
- Вот так сразу и наступит
Амстердам на этаже?
- Прочь гони сомненья грусти
Нежная Весна живет в душе
- А в твоей полет откуда?
Мы же утром чай слегка листали
- Я зимой любила, но я верю в чудо
Чтобы ты развеял все мои печали
- Ты сказала так, как будто отпустила
И оставишь одиноко в неге пелены
- Я тебя однажды полюбила
А сейчас все чувства холодны
- Будет плакать снег со мной
Таять жадно до нуля
Ты вернешься летом?
- Нет, зимой
- Я успею сигарету?
- Да, но это зря
- В первых числах февраля?
- Нет, весна вне дат, календарей
- И поэтому вращается Земля?
- Да, все просто: от любви моей)
© Fаll 2 вевраля 2020 г.

(no subject)


В канун нового года послала мама дочку проведать бабушку, живущую на опушке леса.
Дала ей большую корзину, в которой было 156 пирожков и десятилитровый горшок с маслом.
Всё это было завернуто в перину, чтобы не замерзло, а перина упакована в большой мешок, на котором было написано "Почта России"
Никакого намека на скорость доставки, просто другого мешка не было.
Одела мама дочку тепло, а на голову надела красную шапочку, чтобы ярким цветом всякое зверьё распугивать.
Долго шла внучка по заснеженным тропинкам, несколько раз падала в сугробы и полыньи на реке, которую нужно было перейти.
Мост далеко и внучке в красной шапочке было лень делать большой крюк.
Недели две пришлось бы топать, а так всего за одну управилась.
По дороге она изорвала все чулки и что самое неприятное - выколола глаз острой веткой.
Но это ничего, бабушка у внучки была рукодельница, глазик зашьёт и даже не видно будет, какой левый, а какой правый.
Пирожки и масло она за неделю съела, а перину обмотала вокруг себя, чтобы коленки не мерзли.
И вот, наконец-то красная шапочка дошла. Уже отгремели салюты, люди выбросили ёлки вместе с игрушками, а иногда и с гостями. Живут, припевают, да добра наживают.
Так, о чем это я? А - бабушка же, ждет не дождется внучку.
Стучит внучка в двери - никто не отвечает.
Звонит в колокольчик на дверях - никто не отвечает.
Залезла красная Шапочка на колокольню, что стояла покосившись неподалёку, а там вместо колокола висит звонарь.
Видимо давно висит, еще с тепла, ибо в шортах и сандалиях.
Ну да ладно, делать нечего, надо вышибать двери. Разогналась с горочки внучка на саночках, да кааак треснется в двери!
Двери то и выпали, а вместе с ними и второй глазик… беда. Шапочка быстро его нашарила на грязном полу, да и вставила в глазницу. Правда вставила неправильно, изображение стало вверх ногами. Но это не страшно, бабушка поправит.
Смотрит внучка, а на потолке, в бабушкиной кровати над балдахином, вальяжно висит огромный серый волк!
Какой ужас подумала Шапочка и как закричит!
- Слезай с потолка, подлый трус, сейчас я тебя мехом внутрь буду выворачивать! Признавайся, куда бабушку мою дел?
А волк испуганно мямлит:
Да я это… понимаешь… пробегал мимо, холодно, голодно… Рота мотоциклистов с пулеметами, что я накануне проглотил уже усвоилась и есть хочется со страшной силой...
Ну и решил я к бабушке наведаться. Твоя мамашка, всей деревне разболтала, что отправила доченьку проклятую к бабке, чтоб их обеих волки пожрали! Громко так орала, чтобы все волки услышали.
Ну я и подумал, авось и мне с десяток пирожков перепадет.
Прибегаю, а ты не пришла, а у этой старой карги в доме шаром покати... ну я расстроился и не заметил, как бабку твою тогось... Ты уж извини. Я нечаянно, честное слово.
А сам в это время висит на потолке и не падает вниз.
Рассердилась Шапочка, да как бросит корзину в волка, а она отскочила от голого потолка да и вместе с кроватью упала вниз. Корзина внучке по голове, да так, что глаз сам на место встал. Внучка решила, что это она кровать с потолка корзиной снесла. Отдышалась и давай на волка кричать! Отдавай мою бабушку, серый! А не то я не знаю, что с тобой сделаю сейчас!
Испуганный волк икает, бледнеет и чихает, но бабушку не выплёвывает!
Рассвирепела Шапочка, засунула волку в пасть руку, да и вывернула его мехом внутрь.
Мех то внутрь, но вот снаружи посыпалось...
Чего и кого там только не было.
Швейная машинка Зингер (две штуки), рота мотоциклистов с пулеметами, которые вполне себе здоровенькие и тут же умчались, паля с перепугу во все шесть сторон! Терминатор с мигающим глазом, видимо у него батарейка села. На секунду шапочка задумалась
А этого то, кто проглотил, волк, или бабушка? Ладно, потом разберемся.
Самой последней отвалилась от ребер бабушка, правда сильно разобранная на запчасти. Сразу и не поймешь, где и что…
Погоревала Шапочка, делать нечего, надо бабку реанимировать.
Собрала, что нашла и давай складывать пазл. То того не хватает, то этого. Шапочка нашла выход. Недостающие руку и ногу отвинтила у Терминатора, а на голову этой бабке франкенштейну нахлобучила чепчик и довольно стала оглядывать, что за чудище у неё вышло.
Нужно сказать - вышло!
Плеснула бабушке сто грамм мухоморовой настойки, которую нашла на полке и бабка ожила!
Поохала бабушка, растопила очаг, нарезала ломтей мяса с волка, прожарила хорошенько.
А пока мясо немножко остывало, решила внучкин выбитый глазик посмотреть.
Смотрит, дело плохо, совсем вытек, но бабушка сообразила, выдрала из глазницы терминатора его моргающую видеокамеру вместе с проводами, да и вставила внучке. Глаз поворочался немного и вспыхнул кровавым цветом. Работает!
На радостях отобедали чем бог послал, выпили по рюмочке. Внучке, как несовершеннолетней, бабушка налила нектара пятнадцатилетней выдержки, сама мухоморовку прикончила. И стало им хорошо.
Посидели, поболтали, посмеялись. Внучка всё выспрашивала, откуда в волке терминатор взялся, он вроде про него не упоминал. Бабушка покраснела и призналась. Любовник это её, но вот батарейка села и стоял в углу без надобности. Волчара то сдуру принял его за мужика и проглотил, утроба ненасытная.
Выдохнули, успокоились, бабушка и спрашивает:
Ну что делать будем, внученька? Мамашку твою наказывать надо, это додуматься надо, дочку, кровинушку, в мороз на съедение волку отправить!
А внучка:
- Кончать её надо бабуля, уж больно они надо мной со своим сожителем издевались. То в конфетные фантики камни завернут, то в сапоги битого стекла насыплют. Я даже и не знаю, чего она так раздобрилась на пирожки и масло.
Бабушка и говорит:
- Ну что же, кончать так кончать. Поехали в деревню. Там за домиком замаскированный еловыми ветками Humvee Терминатора стоит.
Погрузились. Внучка в ласточкино гнездо за крупнокалиберный пулемет, бабка за руль и помчались, распугивая всех на пути.
В деревню быстро долетели, перемахнув речку не глядя. Внучка потренировалась немножко. Трассерами сожгла овин и конюшню. Бабка придавила свинью принимавшую снежные ванны. Затем Красная шапочка постреляла по фонарям, поохотилась на ворон, срезала очередью вывеску с бакалеи.
Ну вот и пришла пора с мамашкой счеты сводить...
Вышибли двери и вошли. А мамашка со своим хахалем спят в кровати ничего не слышат. Видимо утомились в трудах праведных, вон сколько перьев по спальне.
Бабка топнула со всей дури терминаторской ногой, кровать перевернулась и из-под неё выглянули испуганные мамаша и её сожитель.
И что же он увидели?
Стоит посреди спальни франкенштейн страшный в чепчике, а рука так и клацает стальными пальцами, тянется к горлу... А рядом и того хуже, родная доченька, любимая, с глазом Терминатора...
Так и норовит прожечь лучом лазера...
Жуть-то какая. Сдуру эти под кроватью решили, что это им снится и повернувшись на бок снова захрапели.
Бабка вынула из котомки канистру с керосином, все обильно окропила и говорит:
- Ну что, внученька, зажигай!
Внученька и зажгла. Лучик из глазика внезапно сверкнул ослепительной синевой и все заполыхало.
Бабка с внучкой выпорхнули на улицу, подперли на всякий случай двери и ходу.
Отъехали на безопасное расстояние и стали любоваться красным петухом. Скоро пламя перекинулось на другие дома и к утру, вся деревня вместе с жителями сгорела. На улицу-то никто не осмелился выбежать, видели, что за чудовища к ним понаехали.
Бабка толкнула внучку в плечо и сказала:
- С первой кровью тебя внучка! Окропили снежок красным.
Сели в Humvee и умчались. Через неделю пепелище запорошило снегом, а весной река вышла из берегов и всё смыла. Осталась только проплешина посреди поля.
Бабку с внучкой больше никто в тех краях не видел. Поговаривают, что они выпытали у полудохлого Терминатора секретный код и укатили в будущее.
Тут и сказке конец.

Баскервиль Холл

Раннее утро.
Сэр Баскервиль с отвращением глядит на тарелку с овсянкой.
В левой руке у него потухшая трубка, которую накануне забыл мистер Холмс, в правой смычок, которым он тщетно пытается найти тлеющий уголек в холодном камине.
Уголька нет.
Взгляд Сэра Баскервиля падает на валяющийся револьвер доктора Ватсона, который тот забыл после расстрела ужасной собаки на болоте.
Сэр Генри берет револьвер, вращает барабан и приставив ствол к виску, нажимает на спусковой крючок.
Щелчок. Снова взводит курок, снова щелчок и так семь раз.
- Что за страна, дожди, дожди... даже патроны отсырели!
Откинув барабан он видит, что в нём только стрелянные гильзы.
- Вот раззява, а перезаряжать револьвер кто будет, Карлсон?
Скучно.
- Берримор, а у вас продают патроны к Smith & Wesson тысяча восемьсот семьдесят пятого года выпуска?
- Нет, Сэр!
- А почему? У нас в каждой табачной лавке продают!
- Указ Её Величества Королевы Виктории.
- Она что, дура?
- Тише, сэр, соседи уже проснулись, позвонят в полицию и Вас заточат в Тауэр!
- Что за страна, никаких развлечений.
А публичный дом поблизости есть?
- Есть, Сэр, только он закрыт.
- Опять по указу этой вашей Виктории?
- Нет, Сэр, утро, Сэр, девушки уже спят.
- Даблин!
- Что, Сэр, Вы едете в Dublin?
- Это ты сейчас поедешь в тудаблин, идиот.
- Слушаюсь, Сэр! Что Вам привезти?
- Голову профессора Доуэля, блин!
- А зачем она Вам?
Баскервиль не успевает ответить.
В двери звонят.
- Ну кто там в такую рань?
- Сейчас посмотрю, Сэр!
Через пять минут он возвращается держа в рука коробку от шляпы.
- Кто это был и что в коробке?
- Голова профессора Доуэля, принесла миссис Хадсон, Сэр!
- На кой черт она мне нужна, в камине поджарить? Так он давно потух.
- Она просила вернуть трубку и скрипку мистера Шерлока Холмса, а также револьвер доктора Ватсона. А голова в качестве компенсации.
- Выбросите эту гадость в окно, Берримор!
- Нельзя, Сэр, указ Её Величества...
- Берримор, или вы уберете эту гадость и насадите её на ограду у входной двери, или я вас насажу для устрашения непрошеных гостей!
- Слушаюсь, Сэр! А что передать миссис Хадсон?
- Передай, что если она не уберёт свой костлявый зад от дверей Баскервиль Холла, я сам её передам, а потом догоню и еще раз передам!
- Слушаюсь, Сэр!
Проходит час.
Скучно.
- Берримор, а что, виски в этом доме есть?
- Нет, Сэр, Вы выпили все запасы!
- А сгонять в лавку?
- По указу её Королевского Величества продажа спиртного до  одиннадцати часов  запрещена!
- Даблин!
- Куда, блин?
- Туда, блин!
- Я понял, Сэр!
- Берримор, ну хоть что-то в этом доме есть выпить?
- Есть, Сэр, нарзан, Сэр!
- Тащите!
Через время утомленный нарзаном Сэр Генри засыпает бормоча:
- Что за страна...
Через час он просыпается разбуженный шумом на аллее перед домом.
- Берримор, что там за шум?
- Демонстрация, Сэр! Возмущенные юзеры требуют лычки!
- Какие лычки, блин?
- Такие лычки, тудаблин! Недодали на конкурсах, Сэр!
- А куда смотрит полиция?
- Патронов нет, Сэр!
Внезапно оживает чучело попугая привезенного Баскервилем из Южной Америки!
- А в зоопарке львам мяса не докладывают!
В бешенстве Сэр Генри швыряет в него скрипку мистера Холмса. Скрипка взвизгнув замолкает навеки.
Перепуганное чучело кричит:
- Попка дурак, королева мымра, Берримор идиот, ботинки сууу... жмут!
Испуганный Берримор суёт чучело в каминную трубу.
Чучело подхваченное сквозняком в клубах сажи вылетает из трубы, падает на мостовую и шепчет:
- Гуд-бай Америка – о,
Где я уже не буду никогда
Что за страна...
Берримор поднимает останки скрипки и читает:
- Antonio Stradivari. 1711. Странно, такая рухлядь, чего Холмс так над ней трясется?
Ближе к вечеру.
- Берримор, видал я вашу Англию вместе с вашей королевой, Холмсом и Ватсоном в... каминной трубе! Когда ближайший пароход в Америку?
- Завтра, Сэр!
- Как называется?
- Титаник, Сэр!
- Так он же утонул?
- Не знаю, сэр, в Таймс про это ничего не писали.
- А какой в вашей Англии год?
- Одна тысяча, девятьсот одиннадцатый, Сэр!
Странно, а у нас в Америке уже тринадцатый..
- Традиции, Сэр! В Англии даже время никуда не торопится.
...
На следующий день.
На пристани стоит Берримор и утирая скупую мужскую следу, шепчет:
- Плыви, плыви, изверг, чтобы тебе якорь в печенку, чтобы айсберг в борт, чтобы... Аааа...
Пароход сильно дымя всеми тремя трубами отчаливает. На корме гордо красуется название
Титаник
Ливерпуль.
==========
Вечером того же дня.
Берримор, выдохнувший, расслабившийся после бутылочки шестидесяти градусного ямайского рома мирно посапывал у камина.
Внезапно его разбудил стук в окно.
Берримор недоумевая поднялся и распахнул створки.
То, что он увидел, повергло его в шок.
На плечах у миссис Хадсон стоял доктор Ватсон, а мистер Холмс соответственно на плечах у   Ватсона. Высоты было недостаточно и поэтому Холмс иногда становился на голову доктору.
Берримор:
- Kakogo hrena tut proishodit? Тьфу ты… Мистер Холмс, ка.. простите, что Вы тут делаете и почему Вы стучите в окно, а не звоните в парадную дверь?
Холмс:
Понимаете, Берримор, дело срочное, а мы оборвали звонок, но никто не отворял. Кстати, возьмите звонок.
Вы читали вечернюю Таймс?
Берримор:
- Нет, а что там?
Холмс:
- Читайте!
Миссис Хадсон:
Эй вы там, наверху, может уже этот старый пердун откроет входную дверь, и я уберу свою задницу на Бейкер Стрит?
Холмс:
- Да хоть в Dublin, миссис Хадсон!
Берримор наконец спустился, открыл парадную дверь и впустил нежданных гостей.
Минут через двадцать, когда стихли возмущенные вопли Холмса и угрозы написать заявление в Интерпол, Ми-6, прочие организации которых еще не существовало, когда Ватсон пообещал поймать Сэра Генри и куда-то там вставить украденный им Smith & Wesson тысяча восемьсот семьдесят пятого года выпуска, Берримор начал читать.
«Сегодня днем, пароход Титаник по решению капитана был выброшен на мель неподалеку от Ливерпуля.
На такую крайнюю меру его вынудило поведение одного из пассажиров, Сэра Генри Баскервиля.
Этот самый Сэр, сразу же после отплытия направился в ресторан, там выпил все спиртное, затем поднялся на мостик и угрожая револьвером, а также насилием в особо извращенной форме приказал изменить курс на Санкт Петербург. Никто, конечно, не понял, зачем огромную кучу предметов засовывать... не важно куда, но никто не рискнул спросить.
Капитан был вынужден подчиниться и уговорил Сэра Баскервиля никого не убивать, а проследовать в самый роскошный люкс, куда будут доставлены два ящика русской водки и ящик патронов к револьверу.
Сэр Баскервиль, проследовал в люкс, где выпил всю водку, зачем-то вспоминая чью-то маму, расстрелял в пух и прах номер, затем спустился в трюм и начал стрелять крыс.
Когда с крысами было покончено, он нашел себе новое развлечение.
В трюме Сэр Генри обнаружил коробку с динамитом…
Когда капитан, забаррикадировавшийся в ходовой рубке с трудом посадил не слушавшийся руля пароход на мель, этот самый Сэр… убедившись, что в Санкт Петербург это дырявое корыто его не довезет, оторвал цепь и волоча якорь удалился в сторону ближайшего паба…
Всех пассажиров злополучного Титаника удалось спасти, им оказывают помощь лучшие психологи.
Корабль решили оставить на мели, все равно он уже никогда не сможет ходить в трансатлантические рейсы. Полиция разыскивает выше упомянутого Сэра Баскервиля.
Покупайте следующие номера Таймс, мы будем следить за развитием событий»
Берримор закончил чтение и уставился ничего не видящими глазами в камин.
….
Мистер Шерлок Холмс, раскурил трубку, сделал пару затяжек и спросил:
- Скажите, Берримор, а в роду Баскервилей не было русских?
- Была какая-то темная история о связи одной из бабушек или прабабушек Сэра Генри с русским учеником корабельного мастера… Кажется его называли херр Питер.
- Я так и знал, моя интуиция меня не подвела!
Доктор Ватсон восхищенно сказал:
-Браво, мистер Холмс, Вы как всегда на высоте!
На что Холмс ответил:
- Доктор, вы же знаете, что талант не пропьешь!
- Это точно. Я, несмотря на ранение и выпитые в молодости (будучи на службе Её Величества Королевы Виктории) декалитры спирта, до сих пор точно помню, как ампутировать конечности, удалить аппендикс и заштопать сквозное отверстие в корме... эээ, ну не важно.
Берримор окончательно придя в сознание предложил:
- А не выпить ли нам по паре рюмок чая?
Холмс и Ватсон хором:
- Выпить, как не выпить, обязательно выпить!
Но судьба распорядилась иначе…
В распахнутое окно донеслось громыхание якорной цепи и отборные ругательства на чистейшем русском…
Берримор, Холмс и Ватсон подумали:
- Накрылись наши раки, в смысле рюмки чая. Всё пропало!
Они не знали, что всё только начинается…
Занавес.
=========
Спустя ***десят лет. Россия, Переделкино.
Нью Баскервиль Холл.
Товарищ Генри Баскервиль, выкурив в раздолбанную всеми ветрами форточку пару папирос, сердито спросил:
- Берримор!
- Да, штандартенфюрер, блин... Ваше Превосходительство... тьфу, Ваше Преосвя... Даблин, Сэр!
- Берримор, что за идиот в белой тоге, с лавровым венком на голове, с лирой в руках и с десятком телефонов фирмы Bell сидит на дереве напротив Баскервилль Холла и орёт уже третьи сутки. И почему у него в зубах колбаса?
- Сэр, это  мистер Фрэнкленд, он же пастор Михаил Михайлович Шланг, он же Александр Иванович Корейко, он же сын лейтенанта Шмидта, он же отец Фёдор... Если короче, старый сутяга и графоман живущий неподалёку.
- А чего он хочет?
- Он требует себе прижизненный памятник, членство в союзе писателей, почетное звание Отец Основатель Рутрекера, Почётный Админ Всея Руси, а еще приход в Пятигорске.. Ах да, пару заводиков, свечной и колбасный.
- Хмм, губа не дура! И давно это с ним такое приключилось?
- Год назад, Ваше Прео... даблин, после того, как он проиграл процесс о якобы имевшей место краже некоей миссис З* старых фотографий Антарктиды. Да об этом писали в Правде. Вы не читаете Правду?
- Боже вас сохрани, Берримор, не читайте до обеда советских газет!
-  Гм… Да ведь других нет.
- Вот никаких и не читайте.
- Берримор, принесите мне револьвер доктора Ватсона! Сейчас я эту ворону на дереве подстрелю! Мороз тридцать градусов, а он почти голый в этой своей тоге... философ, блин!
- Слушаюсь, Партайгеноссе.. ой, извините, товарищ, камрад, да ну Вас к черту, Штирлиц!
Вот Вам наган, вот вам маузер Папанина, вот Вам шашка Чапаева, вот Вам ящик гранат, вот Вам ручка от трамвая!
Кончайте уже этого поэта, все уши прожужжал!
- Тэээкс, давно я не держал в руках карт... Получи, фашист гранату! Вот тебе за утюги с ул. Blumenstrasse, вот тебе за Клавдию, вот тебе за украденную колбасу, вот тебе за двенадцать стульев, вот тебе...
Через полчаса всё было кончено. Дерево расстрелянное в хлам, проскрипев рухнуло и придавило поэта, изобретателя, философа, отца русской демократии...
Берримор перекрестился левой рукой и прошептал:
- Отмучился...
Сэр Генри вытер закопченную щёку и проворчал:
- Да ужжж, давненько я не стрелял, надо бы в тир съездить на Лубянку.
Послушайте, Берримор, а это недоразумение не будет являться мне по ночам в своей белой тоге?
- Не знаю, Сэр. Россия, загадочная страна...

Шел какой-то день июня


Ранним субботним утром, Плохиш проснулся и выглянул в окно.
Было подозрительно тихо,  с неба не капал привычный лондонский дощщ. Небо было ясным, а из-за Биг-Бэна подло лупило в глаза яркое солнце.
Плохиш подумал:
- Шаббат ...
Потом ещё подумал:
- Хотя нет, шаббат это там, у них, а у нас какой... Непорядок.
Потягиваясь и зевая, Плохиш добрел до часов с кукушкой, резво взобрался на самый верх и сказал:
- Да разверзнутся хляби небесные.
Немного помолчав добавил:
- Да будет дощщ.
И стал дощщ.
Запели муэдзины на минаретах, зазвонили колокола на церквах, неистово заколотились раввины в синагогах - восхваляя Его за влагу небесную.
Иссохшая земля жадно впитывала капли дождя, пожухлая было трава воспрянула и уворачиваясь от крупных капель пила мелкие брызги.
Плохиш одобрительно крякнул:
- Лепота!
И в тот же миг, с хлябей прилетела молния и хряснула Плохиша в темя.
Плохиш сверзился в пучины Темзы, а Биг-Бэн, обиженно звякнул и склеил стрелки на пол шестого.
Минут через пять, на берег выползло нечто укутанное в тину и плюющееся лягушками.
Проплевавшись и прочихавшись оно сказало:
- Nunacher!
И стало nunacher.
Стих дощщ, перестали колотиться, завывать и звонить купола и минареты, будильники и телефоны.
А в далекой Монголии, в железной кибитке Чингис Хана, петух, выпив каплю дождя и охмелев, пропел:
- Хури-хари-хери-со!
И стало хурихарихерисо.
Плохиш вынул из кармана трубку и промокший кисет и сердито буркнул:
- Nunacher!
Но nunacher не стало. Шлепая тапками без задников, сердитый Плохиш побрел взад, к камину.
Конец.

Страна Лунных котов



В одном доме жил котейка Васька. Хозяева его обижали, спать разрешали только у порога на коврике, как псине какой блохастой. На печку не пускали, молока не наливали, не жизнь, а прозябание...

И вот, однажды, решил он уйти куда глаза глядят.
Вышел во двор и давай всех спрашивать, есть ли на свете места, где котейкам рады?
Дворовый Барбос ему и говорит:
- Есть у меня карта всей земли, храню как память о колбасе, которую в неё заворачивали. Пахнет.. ммм. Посмотрите, кто грамотный, может и есть такие места.
Сорока сидящая на ветке, модная вся такая, в блестящих очках, прокричала:
- Враки всё это, нет таких земель, где животным рады.
Барбос рассердился и запустил в воровку костью. Сорока кувыркнулась и уронила очки.
Васька нацепил очки и стал читать:
- Есть на свете такая земля, называется Catalunya, что в переводе означает Страна Лунных котов. Вот это мне подходит. Там юг, тепло, рядом море, рыбные рынки.. что ещё котейке надо?
Собрал он свои нехитрые пожитки, накоптил в дымоходе мышей, да и ушел.

Девочка с косой



Девочка с косой

Рано утром постучали в двери.
Сергей Петрович недовольно проворчал:
– Кого носит в такую рань? Я давно уже никого не жду.
Нащупал ногами любимые тапки, нацепил треснувшие очки и шаркая поплелся к дверям.
На всякий случай поглядел в глазок:
- Странно, никого. Кто там?
- Девочка с косой, открывайте, я пришла, чтобы перевести Вас через поле…
- Какое поле с утра пораньше? Никуда я не хочу.
В двери снова настойчиво постучали…
- Открывайте, сегодня Ваша очередь. У меня очень длинный список, не задерживайте, пожалуйста. Поговорим по дороге.
Сергей Петрович щелкнул замком и открыл.
Действительно, на коврике стояла маленькая девочка и с косой…
Коса у неё была явно не по росту, большая, тяжелая…
Одета она была в какое–то невзрачное платьице, слишком лёгкое для утренней прохлады.
- Ну что же, веди меня через своё поле, так и быть.
- Это Ваше поле, то самое, по которому Вы маленьким бегали с соседскими ребятами, то самое, которое Вы помните всю жизнь.
Сергей Петрович вздохнул:
- Веди, видимо у меня нет выбора.
- Нет…
У меня один вопрос:
- Можно взять с собой кота? Он старый и ему будет грустно одному…
- Нужно, путь длинный, будете беседовать на привалах.
Сергей Петрович снял с вешалки фетровую шляпу, и они пошли.
Очень скоро миновали городские окраины и вот оно, бескрайнее поле.
Бесконечно длинная дорога, уходящая за горизонт.
Серые тени ложились на плавно переливающийся волнами ковыль.
Старый мужчина, старый кот, маленькая девочка и ещё одна большая тень, которой девочка отдала тяжелую косу…
На немой вопрос, девочка ответила:
- Это моя старшая сестра, я ведь только учусь переводить через поле...


Рисунки Сергея Загаровского (Sergo Z)